федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
дополнительного профессионального образования

российская медицинская академия
непрерывного профессионального образования

министерства здравоохранения
российской федерации
Академия в СМИ
10 сентября 2018

«Любой человек, который делает вид, что точно знает будущее, — заблуждается»

Интервью с руководителем «Атласа новых профессий» Дмитрием Судаковым, vc.ru Виктор Фомин. 

Я знаю и люблю проект «Атлас новых профессий», созданный при поддержке «Сколково» и АСИ, с 2014 года — тогда вышла его первая версия. Но за последнее время тема профессий будущего стала такой же хайповой, как ICO. Кому верить? Как различать инфобизнесменов и экспертов? Я попросил у руководителя проекта Дмитрия интервью, и мы обсудили эти вопросы.


Григорий Бакунов из «Яндекса» говорил, что беспилотные автомобили — не такая близкая история, как кажется. Во-первых, кому-то нравится водить автомобиль. Во-вторых, нужно заложить в автопилот возможность убийства на дороге, если это необходимо по принципу «меньшего зла». Вы встречаете какую-то подобную критику в адрес профессий, описанных в «Атласе»?

История про то, что людям нравится водить, — кому-то нравится скакать галопом на лошади. Но это запрещено делать на дорогах, потому что опасно. В этом плане я нисколько не сомневаюсь, что пилотируемый транспорт останется, но примерно в той же категории, что и езда на лошадях.

Возражение насчёт этической истории — гораздо более серьёзный барьер. Тем не менее если посмотреть статистику (а она на беспилотных автомобилях уже большая, миллионы миль), то результат у беспилотника как минимум не хуже, чем у человека. Да, есть какие-то ошибки, аварии, но это всё будет выравниваться. Есть множество решений.

Например, мы говорим: окей, на дорогах категории N нельзя ездить никому, кроме беспилотников. В этот момент всё резко становится проще.

А если уйти от беспилотников, то «Атлас» критикуют бесконечно, начиная с момента его выхода. Многие ругают то, что мы пишем про космос, например. (При этом в Колорадо открываются программы по подготовке специалистов в области добычи полезных ископаемых в космосе.)

Но что важно понимать: у нас никогда не было ни амбиций, ни претензий нарисовать карту развития профессий. Основной идеей было сработать раздражителем для общества. Чтобы подростки задумались: их будущее отличается от видения родителей — «иди в юристы, иди в экономисты, в бухгалтера». Я сам, будучи подростком, такую историю прошёл. В этом смысле «Атлас» сработал. Он вызвал дискуссию, диалог.

Также произошёл интересный эффект. Нас многие люди до конца 2016-го года считали немножко психами: «Ну они хоть не буйные, пусть там что-то пишут в Facebook».

А в 2017 году ситуация начала кардинально меняться. Я собираю кейсы: то один человек мне пишет, что бросил работу и ушёл в сити-фермерство. Начал производить оборудование, открывает курсы. То второй начал работать инфостилистом.

Или мне присылают письмо из Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования (РМАНПО). Это наследник советского института, серьёзные ребята, которые занимаются повышением квалификации врачей в России.

И вот они присылают мне дорожную карту, говорят: «Мы уже пошли в сторону персонализированной медицины, о которой вы пишете. Мы пошли в сторону клинической фармакологии, о которой вы пишете». Вдруг эти люди увидели, что мы не психи.

А для чего они прислали вам свою карту?

Это отличный вопрос. Я глядел на это письмо и думал, как мне ответить. Потому что не очень понимал, что их интересовало. Скорее их интересовало информационное партнёрство.

Потому что я не врач и не специалист по тому, где искать педагогов в медицине. Наверное, они хотели, чтобы мы каким-то образом их «верифицировали», помогли теперь уже им убедить других людей, что это не ерунда. Получилась перевёрнутая история, это интересно и здорово.

Чиновники рассматривают возможный сценарий, когда автоматизация труда и сокращение рабочих мест уже ворвались в жизнь россиян, при этом концепция базового дохода или какие-то разумные альтернативы ещё не проработаны, и людям нечем кормить семьи? Мне представляется, что в переулке меня останавливают бывшие водители грузовиков и отбирают кошелёк.

На самом деле мы уже проходили этот сценарий в 90-х, когда оказалось, что работы нет. Вернее, она, возможно, и была, но денег на ней не платили. Компетенций, необходимых для новой экономики (то, что молодые демократы называли шоковой терапией) тоже не было. Большинство людей такими компетенциями не обладали.

Так что у нас уже есть такой опыт.

С другой стороны, насколько мне известно, такой сценарий, как «отпустить это всё на самотёк», как в 90-х, государством не рассматривается. В прошлом году Boston Consulting Group проводила исследование «Россия 2025: от кадров к талантам», я в нём тоже принимал участие.

И когда они опросили весь российский крупный бизнес — «Роснефть», РЖД, «Сбербанк» и так далее, — то руководство этих компаний на условии обезличивания и консолидации данных призналось, что они готовы сократить довольно много работников из тех профессий, которые поддаются автоматизации.

Правда, потом возникнет нехватка кадров в более интеллектуальном сегменте, но это уже другая история. То есть у нас скрытая безработица 20%. Но государство не даёт провести массовые сокращения, хотя это возможно сделать даже сейчас.

Вопрос маргинализации, детройтизации, когда все города превращаются в такой большой Детройт, — это серьёзная проблема. Введение базового дохода — это один из возможных ответов. Ещё один возможный ответ есть у благополучных скандинавских стран. Они говорят: «Мы вас не увольняем, но на четверть сокращаем рабочий день». Это всё эксперименты, все страны сейчас ищут эти ответы.

Вузы что-то делают сейчас в направлении «новых профессий»?

Основная проблема с вузами в том, что они слишком сильно зарегулированы, чтобы принимать какие-то решения по введению новых или изменению старых программ внутри себя. Хотя вот биоинформатика есть и в МГУ.

А если говорить про коммерческие компании, у которых руки более развязаны?

Ну я уже рассказывал выше про Российскую медицинскую академию непрерывного образования. Я точно знаю, что в прошлом году на эту тему начинал задумываться РАНХиГС. У них была профпанель, и они несколько часов разговаривали о том, куда мы двинемся в плане туризма и гостеприимства.

Огромное количество всего возникает на подростковом, довузовском уровне. Кружки, курсы робототехники, программирования. В WorldSkills появляются компетенции, связанные с «умным» городом. Нельзя сказать, что это появляется одномоментно, но в ближайшие годы вузы будут вынуждены соответствовать.

«Новые профессии» — хайповая тема, как и ICO годом ранее. Чего следует избегать в этой теме, чтобы не обмануться?

Я бы сказал так: крайне опасными являются любые высказывания популистского плана вроде: «Освоив нашу профессию, вы будете обеспечены работой на всю жизнь». Такого больше не будет. Любой человек, который делает вид, что точно знает будущее, — или заблуждается или обманывает.

Когда вы погружаетесь в хайповую тему, важно уметь формулировать запрос (как при работе с поисковиком). Иначе можно получить совершенно произвольный результат. И здесь на человека сваливается огромная ответственность включать критическое мышление.

Это навык, который должен сопровождать человека везде, он всё время должен проверять: а не очередная ли эта разводка, как бум ICO?

Если стоит задача познакомиться с робототехникой или машинным обучением — это один допустимый уровень погружения. Если же вы хотите развиваться, делать карьеру — это совершенно другой уровень, тут больше требований к преподавателям, к их успешности и связям с какими-то серьёзными ребятами. Нужно всё это проверять.

А будет делаться что-нибудь для пожилых людей, чтобы помочь им с переподготовкой?

Это важный вопрос, он в последнее время всё чаще всплывает. В целом мы верим в то, что можно себя найти в «Атласе» и пожилому человеку.

Но целевая аудитория «Атласа» — подростки, молодые люди. Показывать его человеку старше 45-ти лет — ему будет немного смешно. Нужны какие-то другие инструменты донесения этого для людей постарше. Либо мы это сделаем сами, либо с удовольствием кого-то поддержим.

Во-вторых, очевидно, что если мы вдруг оказываемся в безвыходной ситуации, когда ты меняешься или всё... в этот момент неожиданно оказывается, что люди способны изучить самое неожиданное. Даже если им пятьдесят лет и больше. Опять же, можно вспомнить 90-е, когда пришлось много чего изучать с нуля.

Я считаю, что у нас пока это не «жахнуло», но в ближайшие лет пять расцветёт гигантский рынок переподготовки для взрослых. Уже есть первые ростки, но пока, выехав за пределы МКАДа, сложно найти для взрослого человека, куда ему податься. Тем не менее это вопрос ближайших лет.

Что сейчас происходит с «Атласом»?

Мы в 2015 году выпустили вторую редакцию. Пока она наиболее актуальна. К учебному году подготовили пилотную региональную версию «Атласа новых профессий» для Калужской области.

В конце этого или начале следующего года планируем выпускать третью, обновлённую и расширенную. Вообще, проект активно расширяется. Во-первых, наши подходы распространили на истории, связанные с движением WorldSkills. В 2015 году стартовал проект FutureSkills — тоже компетенции будущего, но более заземлённые на рабочие профессии. Ведутся разговоры о создании «Атласа новых профессий» для стран БРИКС.

Также мы перешли на инструментальный фокус. Поняв, что само по себе содержание «Атласа» педагогам интересно, но они не очень понимают, что с ним делать, мы активно сосредоточились на создании инструментов, с помощью которого педагоги как раз смогут распаковывать содержание «Атласа» для нашей ЦА — для подростков.

[...]